Между столбом и стеной

Если вы наблюдаете за происходящим в Беларуси, то у вас, наверное, тоже уже целыми днями как не лезет из головы «Разбуры турмы муры».

Оказывается, у этой песни потрясающая история. Точнее, эта песня и есть история.

Первая, оригинальная композиция, под названием „L’Estaca“ («Столб»), принадлежит каталанскому барду Льюису Льяку. Льяк написал её в 1968 году, когда Испанией правил диктатор Франко. Сам факт, что песня была написана на каталанском, уже был диссидентским – каталанский язык был запрещен. В тексте автор разговаривает с Дедушкой Сизифом (на каталанском — Siset), указывая на «столб, к которому мы все привязаны». В куплете Сизиф отвечает ему: «Если мы все потянем, он рухнет. Если я потяну туда, а ты потянешь сюда, то он рухнет, рухнет, рухнет, и мы сможем освободиться.»

В 1978 „L’Estaca“ попалась польскому барду Яцеку Качмарскому. Качмарский взял музыку и идею Льяка, и написал новый текст, под названием «Mury» («Стены»), который стал гимном польского антикоммунистического движения «Солидарность». Польский текст рассказывает про молодого, вдохновленного певца, который призывает народ: «Вырви зубы решеток из стен! Сорви оковы, сломай кнут! И стены рухнут, рухнут, рухнут, и похоронят старый мир». Фишка в том, что ему это удается. Народ восстает, и начинает делить на «тех, кто с нами» и «тех, кто против нас»: «Кто один – наш злейший враг! А певец тоже был один…» Последний куплет уже другой: «Он смотрел на марш толпы, молча слушал гул шагов, а стены все росли, росли, росли, цепи качались у его ног…».

В 2010 беларусский бард Андрей Хаданович создал перевод польской версии и исполнил ее на декабрьских протестах в Минске. Хаданович сохранил всю историю и смысл версии Качмарского – в его варианте «песня глохнет, глохнет, глохнет, а стены растут, растут».

На мой взгляд, Змитер Войтюшкевич исполнил эту версию гораздо лучше, чем сам автор перевода (уж очень исполнение Хадановича смахивает на Никитина).

В 2012 группа «Аркадий Коц» создала русскую версию, «Стены рухнут». Тут текст уже намного ближе к оригиналу Льяка. Пессимистическое окончание исчезло, даже деда вернули.

В 2016 появилась версия на идиш. Вроде бы перевод русской версии, с дедом и телегами, только тут речь не о стенах, а о железном хомуте, который все несут на спине.

А беларусская версия с начала поста? Она появилась только в этом году. Alexander Kiss и Сергей Kosmas убрали концовку, пришедшую из польского варианта, и заменили её новыми куплетами, которые прямо относятся к актуальному положению в Беларуси.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s